• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: в белом венчике из роз впереди идёт д'эльбе (список заголовков)
06:25 

Читаю Альфонса де Бошана

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
В основном по поводу пленных, но по ходу дела попадаются интересные моментики. Например, он пишет, что Дониссану, как губернатору завоёванных земель, были назначены советники, и кто бы вы думали? Буаси и Отрив. Удивительно, как при абсолютной неспособности д'Эльбе проворачивать хоть какие-то нормальные интриги он сумел так всё устроить - чтобы одного из самых опасных для него чуваков окружали два его самых верных человека и смотрели, чтобы не наприказывал лишнего. А то по порядку, если я не ошибаюсь, должность генералиссимуса в случае смерти д'Эльбе должен был занять Боншан, а вот после него - Лескюр, который не то что бы прямо-таки смотрел тестю в рот, но был явно сильно подвержен его влиянию. Учитывая "удачливость" Боншана, прямо притягивающего к себе пули, не было никакой гарантии, что вскоре Лескюр не станет вторым в этом списке, а тогда, я почти уверен, очень скоро д'Эльбе мог бы совершенно случайно упасть на голову кирпич с надписью "С любовью, Ги де Дониссан".
Не то что бы я плохо думал о людях, но да - иногда я думаю о них очень плохо, и у меня нет никаких сомнений в том, что Дониссан был непомерно высокомерен, довольно амбициозен, а на д'Эльбе смотрел как на зарвавшегося выскочку, особенно после того, как д'Эльбе идиотски понтанулся знакомством с коннетаблем принца Конде. А ещё Дониссан провёл достаточно времени при дворе, чтобы поднатореть в интригах, и у меня нет никакой уверенности, что он удержался бы от искушения проломить одну очень мешающую ему голову...

Ещё Бошан тут пишет, что лошадь Сантерра, удиравшего при Вийере, перепрыгнула через стену аж в десять пье. До этого я слышал про шесть, и это кажется мне более вероятным, потому что десять пье - это более трёх метров. Вряд ли лошадь была чемпионом по конкуру.

Депутат Тирион - навеки в моём сердечке!

Опять натыкаюсь на то, что Дюгу было трое, и в каких родственных отношениях они были друг с другом - неведомо. Во-первых, Отрив. Во-вторых, республиканский генерал Дюгу, который ему вроде бы двоюродный дядя (с учётом того, что Отриву было под полтинник, а точнее 46 или 47, из республиканского дядюшки должен был песок сыпаться) . В-третьих, шевалье Дюгу, юноша лет двадцати. У Отрива были племянники, дети кого-то из его четырёх братьев, но я не помню, что с ними стало, а уж тем более - какого они возраста. Шевалье Дюгу, как я говорил, было двадцать, и он был очередным летним рыцарем - когда во время отступления пришлось оставить раненых, он отказался уйти и бросить их.
И когда пришли республиканцы, его убили вместе с ними.

Очень необычно видеть столь часто вообще упоминание д'Эльбе. Бошан писал в самом начале века, до появления мемуаров Виктории оставалось лет семь, она пока только начинала их писать. Бошан успел вовремя, его не поразил мозг рака и сиреневая плесень, поэтому можно наблюдать очень интересную картину, где на первом плане вовсе не Лескюр и Анри. Прежде всего д'Эльбе, Боншан, Шаретт, периодически кто-то из тех, кого потом начали забывать, типа Домманя, руарана и прочих. Лескюр мелькает, но я бы сказал, что не чаще д'Эльбе, а заметно реже. Если сравнить с Кретином-Жоли - небо и земля. Это у него там так воровато д'Эльбе вписали в последнюю очередь парой равнодушных строк после дифирамб всем святым и преподобным остальным (что в голове у людей, у которых Шаретт оказывается святей д'Эльбе - не хочу даже знать. Это уже не сиреневая плесень, это что-то запредельное и болезненное).
До Виктории, конечно, д'Эльбе тоже основательно полили. Ну вон, тот же Буве-Демортье, заявивший, что напишет апологию Шаретта, а в итоге на протяжении четырёх томов пытавшийся определиться, бездарный ли идиот у него д'Эльбе или серый кардинал с абсолютно жыдорептилоидными замашками и не иначе как даром прорицания. Но Буве-Демортье потерял берега совсем, когда обвинил Гиацинта де ла Робри в том, что тот предал Шаретта. На месте неуважаемого неисторика я бы так не выделывался на чуть ли не единственного человека, который смог пробиться на большую землю с захваченного Нуармутье - он просто порубал в капусту всех, кто оказался у него на пути и необычайно холодной зимой, в январе (!!!) переплыл пролив между Нуармутье и материком.Там пара километров. Я там был, и это надо быть Терминатором, чтобы после такого выжить.
Так что ничего удивительного в том, что Буве-Демортье очень скоро извинился и лепетал, что погорячился.
Виктория, конечно, тоже немножко извинилась за слишком уж развесистые мозговые слизни первого издания, хотя в основном на неё наехали за Стоффле - были живы те, кто служил под его началом, вступился за него, кажется, даже граф Кольбер де Молеврие, у которого он до революции служил егерем (а младший брат графа потом служил у Стоффле адъютантом, уже в 1795 году). Все близкие д'Эльбе остались с ним до конца и были погребены в том же рву, и я, помимо чисто моральных терзаний, рву на себе волосы по поводу того, что кто-то из них ведь мог бы выжить и написать мемуары. Потому что есть у нас мемуары вдовы Лескюра, есть мемуары вдовы Боншана, а вот д'Эльбе мы знаем в основном по отзывам людей, которые его знали очень и очень шапочно, в основном уже во времена восстания с чисто деловой стороны. Я готов молиться всем богам, включая парочку придуманных специально под этот случай, что Сапино де Буа-Юге, друг Боншана, который видел д'Эльбе где-то в 1789-90 (после женитьбы, но до эмиграции), оставил свою заметку, а вот его кузен, Сапино де ла Рэри, который общался с д'Эльбе настолько хорошо, что был свидетелем на его свадьбе, не сказал ничего. Козёл антиисторичный
Словом, я в очередной раз говорю о пагубном влиянии Виктории на неокрепшие умы всех авторов, что писали после неё следующие полтора века как минимум, а в какой-то мере и по сей день. Даже Эпуа, написавший биографию д'Эльбе (зубодробительно пафосную, но ценную цитатами из источников), находится под влиянием Виктории, просто, если можно так сказать, реверсным - он тупо отрицает её. Не то что бы я тоже считал её прямо достоверным источником, но с той источниковой базой, которая вообще есть про д'Эльбе, нельзя игнорировать ни одно свидетельство. *здесь пламя дрезденских архивов в сорок пятом уносит меня на Плутон, как три белых коня*



Шоб два раза не вставать - всё не даёт мне покоя происхождение д'Эльбе и ситуация с неудавшимся повышением. Есть одна смущающая деталь - если бы он приехал к Александру д'Эльбе просить протекции, то почему так оскорбился на предложение поискать её у любовницы военного министра? Разницы-то никакой, более того, это нормальная практика эпохи - дать контакты нужного человека, могу предположить, что Александр д'Эльбе мог и на рекомендации расщедриться.
Значит, д'Эльбе приезжал не за этим. Значит, за подтверждением своего родства с ними, в котором был убеждён, и просил подтвердить, чтобы четыре поколения дворянских предков.
Дальше возможны варианты. Либо у самого главного семейства с документами было плохо, либо им было тупо лень, либо то, что они могли накопать, д'Эльбе бы всё равно не помогло. Ну, оказался бы он потомком какого-нибудь младшего сына, лишённого за проступки доли в наследстве и вообще отрезанного ломтя для семьи, или, что более вероятно - потомком какого-нибудь бастарда какого-нибудь уважаемого члена этого семейства.
Разумеется, ради бедного родственника рыть всё это не стали, но при этом не выставили за порог, то есть не сочли вовсе чужим. Он реально для них вот такой не совсем удобный бедный родственник, которому вроде и не станешь помогать, но совсем выставить за дверь тоже нельзя. Поэтому Александр д'Эльбе ему и даёт наводку, у кого просить, и это реально немалая помощь для человека, который абсолютно не разбирался в столичных интригах и интрижках. Другое дело, что д'Эльбе смертельно оскорбился.
Всё это мы знаем из воспоминаний Антуана-Адриена д'Эльбе. Этот человек известен тем, что в 1823, если не ошибаюсь, году Карл 10 подтвердил своей королевской волей, что это семейство - родственники прославленного героя.
Который стал нужен только тогда, когда погиб.
И было уже немного неловко писать, что когда-то Александр д'Эльбе не спешил признавать эти родственные узы. Кто бы мог подумать, что странный неказистый заика в уже неудобном для его возраста чине лейтенанта десять лет спустя станет во главе роялистского мятежа и умрёт так, что спустя ещё двадцать лет можно будет говорить, что за короля. Думаю, он умер за то, чтобы сделать мир чуточку лучше.
А потом на его труп пришли двуногие шакалы, осмелившиеся примазываться к его славе.

@темы: my opinion, вандейское, в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе

03:05 

Три мемуариста

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Знаете, а они все очень разные.

Леве похож на героя плутовского романа. Везде у него есть друзья, друзья друзей, земляки, сослуживцы и знакомые дяди по торговым делам, которые ему готовы помочь, а иногда он помогает им. Он не особенно-то упёрт в идеи Республики, или, если быть точным, не фанатик. Он просто не переходит на сторону роялистов - но спокойно может с ними приятельски общаться. Он в любой, даже самой сложной ситуации найдёт способ выкарабкаться, договориться, уболтать даже анжерского комиссара, вздумавшего повесить на него каких-то левых собак - но при этом он не теряет чувства собственного достоинства.

Барри, собака, поэт. Это худшее, что в нём есть, его стихи про жажду свободы, тоску по родным и пень будут преследовать меня в кошмарах. при этом он наиболее эмоционален, но при этом и довольно краток - самые короткие мемуары. При всей своей поэтичности он лидер по натуре и в итоге организовывает помилованных Боншаном пленных для похода назад к своим.

И Клемансо... Да, оказалось, что его "История Вандейской войны" и его мемуары - разные вещи, и я нашёл таки мемуары по ссылке из "Истории".
Знаете, а он ничего так чувак, если лично. Он верит в Республику, но не любит крови, он любит свои книжки и убивается, когда их уничтожают - якобы за то, что они противоречат религии. И действительно странная неприязнь к нему д'Эльбе - тот несколько раз запрещал ему выйти на свободу, а потом и лишил личным приказом звания "пленного под честное слово", при этом Клемансо всё же добавляет, что от него не ожидал угрозы своей жизни, ведь д'Эльбе ни разу не предал смерти ни единого пленного. А вот от Мариньи Клемансо увидел небо в алмазах и чуть не лишился жизни.
Кстати, Клемансо таки спросил однажды у д'Эльбе о причинах неприязни - но тот ничего не ответил. Клемансо подозревает, что это от зависти к его карьере, но представить, что чувак, получивший какую-никакую полноту власти будет так маниакально бегать за республиканским чиновником? Это...странно и необъяснимо.
Д'Эльбе вообще - скопище странностей и белых пятен.

@темы: вандейское, в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе

02:00 

Внезапное

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Мой фанон касательно внешности Маргариты д'Эльбе прошёл множество стадий, прежде чем наконец ехидно хихикнул и остановился на плотной тётеньке типажа "кассирша из провинциального продмага за 40". Когда я поделился этим фаноном с Эффре и Электрой (и продемонстрировал набросок лица - ну такое широкое грубоватое лицо, усыпанное, вдобавок, оспинами), на меня посмотрели с ужасом и чуть ли не как на предателя родины. А мне внезапно понравилось - зато она очень улыбчивая, обаятельная, за словом в карман не лезет и...уютная, что ли? При взгляде на неё сразу думается о пирожках, кофе, пледике и всяком таком, а в случае чего она может послужить щитом от окружающего мира, отважно закрыв амбразуру широкой и объёмистой грудью.
А ещё она выше и крупнее мужа :-D Впрочем, первенство по росту, весу, телосложению и ещё некоторым параметрам... в этой тусовке всё равно уверенно держит Отрив - того же д'Эльбе он может легко на руки взять.

@темы: фаноны, вандейское, в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе

03:39 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Пока я сижу, пью чай и страдаю от последствий потрясающе кретинского решения заесть несвежий йогурт сушёными кальмарами, изложу немного мыслей. Делать всё равно нечего, только пить чай, солевой раствор на всякий случай и страдать :-D

Электра скинула мне трейлер "Освободителя". Насколько я понял из нескольких английских фраз, пары понятых испанских слов и лекций по истгео, киношка о Боливаре, классическая такая киношка об историческом герое.
И тут слово за слово, и я вспомнил, как буквально на днях думал о том, что бы делал я, если бы родился Филиппом де Вилье имел возможности снять свой идеальный фильм про д'Эльбе.
Для начала я запорол бы все попытки в красивый эпос. Хотя честно бы пытался, но д'Эльбе, как назло, полная противоположность всем этим героическим волевым чувакам (а вот Шаретт бы идеально вписался, что Филипп де Вилье и доказал). Эпос - это не про него.
Вообще я снимал бы его биографию. Набитую, разумеется, своими фанонами, ибо о биографии д'Эльбе до восстания известно ну очень мало, и все мои решерши не шибко помогают.
Короче, это была бы история жизни человека с ворохом пограничных расстройств и синдромом Аспергера, уберите от меня этот фанон, ну пожалуйста, очень фигово интегрированного в общество, абсолютно теряющегося перед вопросом "а что ты вообще ищешь по жизни?". И о том, как он начал искать то, что стоит искать. Как-то так.
И сыграл бы его, разумеется, Бёрн Горман. Он идеально умеет играть нюансы эмоций и даже из персонажа с дёрганой или минимальной мимикой делает такую конфетку...эх.

@музыка: Ensemble Unicorn – Palästinalied

@темы: вандейское, vita, фаноны, в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе

23:41 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
"Однако я далёк от того, чтобы разделить мнение некоторых, считающих проявлением слабости то, что генерал д'Эльбе дал ответы на вопросы касательно средств умиротворения Вандеи. Я, напротив, вижу это проявлением человечности, доказательством привязанности к своей стране, своей семье и своим друзьям. Он действительно сказал, что он столь мало враждебен республиканской системе, что если бы его казнь была отсрочена, он способствовал бы добровольно и лично умиротворению дистрикта Шоле, Сен-Флорана и большей части округа Вийера; он был, тем не менее, искренним приверженцем института монархии...
...Он не искал случая ни обмануть, ни польстить вершителям своей судьбы. "
(c) Франсуа Пие "Исследования касательно топографии, статистики и истории Нуармутье"

@темы: переводы, вандейское, в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе

00:01 

Окончательное решение вопроса сословия д'Эльбе

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Сегодня ваш отважный и покорный слуга после полутора лет тягания резины и натягивания сов на глобус Бретани собрал всю свою волю в кулак и подошёл к Пименовой.
Потому что если есть в шаговой доступности специалист (и очень классный - как препод она не очень, но как учёный, написавший статью про формирование дворянского сословия - офигенна!) конкретно по Старому порядку и даже по большей части как раз по сословиям, двору и прочему - ну нельзя же так пробивать этот шанс?
Так вот.
То, что д'Эльбе пнули голосовать в третье сословие - это означает, что у него не было никаких доказательств его дворянства, потому что по правилам для этих Генеральных штатов голосовать от второго могли хоть вчера аноблированные. Не требовалось, как обычно, доказать четыре поколения благородных предков.
Более того. То, что он вообще повышен был до лейтенанта - это почти чудо, ибо меньше чем через месяц был принят Ордонанс Сегюра, значительно ужесточивший требования к происхождению офицеров* (д'Эльбе повысили 6 мая, ордонанс вышел 22).
Приняли на службу его, скорее всего, по документам со службы саксонской, как было принято тогда при переходе со службе одной стране на службу в другую - с понижением на один чин, снова до су-лейтенанта.

Вообще с самого начала про его родню.
Прадед, Морис Гиго, парижский хирург (занятие, лишающее дворянство, если за семь поколений не изменится на что-то, более подходящее дворянину). Дед, Франсуа Морис Гиго, сьёр д'Эльбе**, назван receveur des traites, и я не могу это перевести. Гугл выдаёт под ним как дворян, так и не очень.
Отец, Морис Гиго д'Эльбе, сьёр де Ла Лож (Вожиро) и де ла Гобинье, тайный советник и генерал-майор армии короля Польши ***. Вторым браком он был женат на Марии-Терезе де Мюссан, дочери Шарля де Мюссана, командовавшего королевской гвардией. ****
Немного об этом браке. Не говоря о том, что разница между женихом и невестой была...разительна (ему 55, ей - 27), вряд ли это было браком по любви - обычный брак внутри сословия, между ровней. То есть на омент свадьбы у отца д'Эльбе были хотя бы какие-то документы, подтверждающие его дворянство, если он, конечно, не гений авантюризма почище Калиостро. Более того, его первая жена, на которой он женился уже в Дрездене, мать Раймонда и Жанны, тоже была дворянкой, причём даже из титулованных.
Итак, в 1752 году родился д'Эльбе. В 1756 году начинается Семилетняя война, в которой погибает его брат. Отец умирает сразу после.
Документы, подтверждающие дворянство, не требуются вплоть до 1783 года, когда он хочет подняться до капитана. И если в лейтенанты он чудом проскочил за считанные недели до ордонанса Сегюра, то тут уже требуются доказательства четырёх поколений родства.
Для восстановления документов ему нужны были парижские архивы - и не помешала бы помощи парижских...родственников? Однофамильцев?
Во всяком случае, он вряд ли бы пошёл к Александру д'Эльбе, если бы считал его просто однофамильцем.
Тот предлагает ему попробовать подлизаться к любовнице военного министра. Ответ д'Эльбе целиком в приличном обществе цитировать нельзя, однако резкость, с которой он отвергает довольно распространённый, в общем-то, способ продвижения по карьерной лестнице, выглядит несколько странно.

Уточню, кстати, про статус дворянства. Если предок занимался не дворянским ремеслом, потомки до седьмого колена могли вернуть себе дворянство с помощью реабилитационного письма, но для этого, полагаю, надо было предоставить доказательства своего благородного происхождения. За таковые считались: записи о крещении, где указывались имена отца и матери; брачные контракты; завещания; ревизии очагов и прочие документы, из которых было бы видно, что данное лицо освобождалось от налогов; реестры бана и арьер-бана (ополчения - прим. Ш. А. д.И); записи, свидетельствующие об участии в заседаниях провинциальных штатов среди представителей дворянского сословия; документы о дворянском разделе наследства; судебные решения по делам о дворянстве; свидетельства об исполнении должностей, являющихся привилегией дворянства; свидетельства о военной службе и отчеты военного казначейства; акты вассальной присяги при вступлении во владение дворянским фьефом; документы, исходящие от короля или от должностных лиц королевства, в которых данный человек именовался бы экюийе ***** или шевалье; постановления комиссий, принятые в ходе предыдущих расследований дворянства. Доказательствами считались летописи и хроники, в которых были упомянуты предки заинтересованного лица. В ходу были и такие свидетельства, как арендные договоры, акты купли-продажи, акты об установлении опеки, справки местных должностных лиц, постановления Палаты косвенных сборов.
Аноблированным и их потомкам полагалось представить патенты, надлежащим образом зарегистрированные, и свидетельства о владении аноблирующими должностями. В качестве доказательств можно было предъявлять только подлинники документов.
(цит. по Пименова Л. А. "Дворянство Франции 16-17 вв."
Причём документов требовалось несколько.

Неудевидельно, что Александр д'Эльбе мог отказаться помогать незадачливому родственнику восстанавливать эти документы и послал его лёгким путём. Но д'Эльбе, считавший, что у него есть законное право получить хотя бы документы, подтверждающие его дворянский статус, всерьёз оскорбился.

Далее он фигурирует вот титулом "экюйе" в свидетельстве о браке с Маргаритой, но уже несколькими месяцами спустя эта бумага не помогает ему доказать своё дворянство - видимо, за отсутствием других.
Кстати, в его свидетельстве о крещении указан только военный чин его отца, но не дворянский титул.

При этом да, в акт де марьяж - экюйе. И сам он, видимо, считал себя дворянином - причём вряд ли он стал бы сознательно в этом лгать.

После его смерти тему его сомнительного дворянства не особенно поднимали, более того, старшая ветвь что-то быстро вспомнила о его существовании и стала активно набиваться в родственники (кстати, прямых доказательств их родства я так и не нашёл - и они, видимо, не нашли).

Были ли у него бумаги изначально? Скорее всего - да, не могли же его отца взять с улицы на серьёзную должность в армии польского короля. Возможно, отбор там был меньше, но всё же - не верится.
Во всяком случае д'Эльбе считал, что имеет право на повышение по службе, и в акт де марьяж он - экюйе.
Что случилось с этими бумагами? В Семилетнюю войну вполне могло быть не до них. В конце войны Дрезден напоминал по состояниию архитектуры Сталинград после освобождения, и там было легко потерять не то что бумаги - что угодно. Если они и уцелели каким-то чудом в местных архивах, то Вторая Мировая положила этому конец.
Страдал ли д'Эльбе из-за своего сословного статуса? Думаю, не особенно, пока его не тыкали носом в то, чего он не мог доказать, но что, как он думал, должно было принадлежать ему по праву.


* Кандидат даже в су-лейтенанты (в кавалерию, драгуны и инфантерию) должен был предоставить доказательства четырёх поколений дворянских предков, либо быть сыном офицера, награждённого крестом Людовика, либо, насколько я понял, выслужиться из солдат, но проще было встретить живого мамонта в пустыне Калахари, чем выслужиться во Франции Старого Порядка из солдат в офицеры. Ибо, в отличии от нашего отечества, там не был до конца ликвидирован местный аналог местничества (иначе бы и мысли о том, что генералиссимуса можно хоть попытаться избрать по принципу знатности, не было), а о такой прекрасной вещи, как "Табель о рангах", дававший хоть какую, но возможность социального роста, не слышали.

** Термин "сьёр" - нотариальный. Пименова сказала, что историки затрудняются сказать, какая прослойка людей под ним подразумевалась, но чаще под ним имелись в виду не дворяне.

*** В начале 18 века польский престол занимал Август 2 из саксонской династии Веттинов. После его смерти началась война за польское наследство между бывшим польским королём Станиславом Лещинским, тестем французского короля, и Августом 3, сыном предыдущего короля. Последний при помощи России победил, и правил в том числе и Польшей до 1763 года, до своей смерти.
То есть оба, о отец и сын, совмещали титулы короля (в Польше) и курфюрста (в Империи).

**** Чем он командовал в итоге, я понять не могу, везде разные сведения. Достоверно из словаря дворянских фамилий, который цитирует генеанет изаестно, что "полковник на службе короля Польши". Короче, хрен их там разберёт, в этой Саксонии (почти (с)

***** Вот интересно, считается ли именование экюйе в акт де марьяж? Ибо там д'Эльбе вполне себе экюйе...

@темы: my opinion, в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе, вандейское

01:08 

Настало время ох*ительных историй

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Простите за мой французский.
Раньше я не думал, что что-то может оказаться страннее, абсурднее, поджигательнее, чем мемуары Виктории, но нет! Клемансо побил её рекорд на первой же странице!
Д'Эльбе уже изгнали из Саксонии за военное преступление вот прям в возрасте семи лет и заставили силой стать предводителем. Это как вообще?
Стоффле, по сообщениям Эффре, тоже стал мерсским дезертиром.
Лескюр обзавёлся "холодным нравом" и стал талантливым полководцем.
Я не знаю, на чём сидел Клемансо, но я тоже хочу такую дурь.

@темы: в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе, вандейское, свсм упрлс

05:16 

Игрушки и мнения о последних ошибках сапё...генералов.

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Вставать через три часа, а я сижу, формулирую тему диплома (спустя почти год напряжённого размышления сформулировал таки).

Скачал тут себе Europa Universalis III, историческую стратегию очередную. Выбираешь любое государство мира в период с 1399 по 1789, кажется, год, и строишь его развитие. Если бы было побольше династического фактора - было бы идеально, ну и да, мне опять нужен уровень "легче самого лёгкого, ну вот для дебилов ваще", ибо я туда не играть захожу. а деградировать расслаблять мозг. Многих людей успокаивают монотонные однообразные действия по повторяющемуся шаблону, кто-то, например, вяжет, а я, поскольку Провидение милостиво наградило меня руками из копчика, гамаю временами, когда мозг совсем не алё.
Единственный серьёзный недостаток игры, кстати -Бретань в 1450 году поделена на Морбиан, Арморику, Вандею и Финистер, что даже с точки зрения деления на департаменты неверно.
Репетитор заметил, что я так старательно и на учёбе, и на отдыхе окружаю себя историей, что можно и вправду подумать, что я попаданец :-D Нет, ну в каком-то смысле...:hmm:

А ещё задумался внезапно над стратегическими проектами Боншана и д'Эльбе. Первый надеялся перевести театр военных действий в Бретань, заручиться иностранной (и, скорее всего, эмигрантской) поддержкой и уже оттуда пойти на Париж. Д'Эльбе планировал закрепиться между Луарой и Плэном вплоть до моря и там, создав что-то вроде укрепрайона, поговорить с республиканцами об условиях замирения. Никакого Парижа в его планах нет, если верить тому, что он сказал на допросе - никогда и не планировалось.

Отсюда первое - эти планы изначально имели перед собой разные глобальные цели. Боншан хотел не меньшего, чем восстановления монархии (а с ней и Старого Порядка, пусть хотя бы в каком-то объёме, достаточном для защиты его титула и имущества). Д'Эльбе - сторонник позиции "монархия - это хорошо, но лично я и без неё проживу" (о том, что д'Эльбе представляет собой переходную модель личности между Старым Порядком и буржуазным обществом, не могущую найти себе места ни в одной из этих моделей, а потому нежизнеспособную, надо писать отдельно), но среди подавляющего большинства дворянских предводителей ему бы плюнули в лицо, как пораженцу. В действительности д'Эльбе ни за каким чёртом не сдалось возвращение дворянских привилегий (от которых он сам добровольно отказался, хотя весь этот неопределённый комок остатков феодальных прав должен был приносить ему какой-никакой, но доход), ни возвращение модели общества, где наибольшую роль играет знатность (с которой приходит и богатство за счёт третьего сословия). Всё, чего хочет д'Эльбе, вполне...конституционно, по сути он всего лишь воспользовался одним из неотъемлемых прав человека, прописанных в "Декларации прав человека и гражданина":
" 2. Цель каждого политического союза составляет обеспечение естественных и неотъемлемых прав человека. Таковы свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению." (с)
Угнетение - это нарушение Конституции за мной уже выехали:-D , предусматривающей, в частности, свободу вероисповедания.
свободу каждого выражать словесно или письменно, печатать и предавать гласности свои мысли, не подвергаясь никакой предварительной цензуре или проверке до их опубликования, а также отправлять обряды того вероисповедания, к которому он принадлежит (с) (по той же ссылке)
Гражданское устройство духовенства с точки зрения государства являлось реформой государственного института, но с точки зрения религиозной выборность священником и нужда присягать светскому властителю являлась схизмой,* посягательством на религиозную власть Папы. С точки зрения государства наличие общественного института, подчинённого иностранному государю, являлось недопустимым, но католик 18 века не может не подчиняться Папе. Таким образом, появляется некоторый вопрос касательно выполнения условия о свободе вероисповедания.
Ну а потом возникает уже прямая угроза безопасности. И то, что пытается оговаривать д'Эльбе в протоколе допроса - именно права на безопасность и свободу совести, пока она не противоречит принципам государственной безопасности (т.е. неприсягнувшие священники не совершают, выражаясь современным языком, призывов к экстремизму и свержению существующей власти).

Возвращаясь к планам. План д'Эльбе был плох хотя бы тем, что априори предполагал, что республика станет "договариваться" с мятежниками. Конституция 91 года была хороша. Конституция 93 - ещё лучше. Обсуждали их тут на источниковедении - и у меня просто ржавый гвоздь в груди проворачивался. Потому, что они были прекрасные, и, как всё прекрасное, в 1793 году существовали только на бумаге. Тенденции развития Республики предусматривали шествие к свободе колонной по одному.
Недавно обсуждали с Электрой в очередной раз вопрос о том, мог ли д'Эльбе отказаться спасти жизнь Маргариты ценой выдачи военной тайны, и пришли к выводу, что этого ему бы просто никто не предложил. Республика с самого начала была готова на переговоры с кем угодно, но не со внутренней контрреволюцией, думается мне, что и в силу уже установившегося понятия о нациях. Нации между собой могут договариваться, даже если некоторые из них находятся под управлением тирана, но отколовшийся кусок единой нации должен был уничтожен. Ну, условно говоря, с гопниками в подворотне ещё можно поладить, а вот поражённую гангреной конечность нужно ампутировать (а согласно медицинским представлениям в прошлом (за эпоху точно не поручусь) - ещё и прижигать...).
Д'Эльбе, как ни смешно это звучит, проявил намного более прогрессивное да, я субъективен, ну так и дайри - не "Французский Ежегодник" понимание конституционных принципов. Вот даже интересно, не столковался бы он с жирондистами, случись возможность... Но Жиронда всё же несколько южнее.
Второй его ошибкой, связанной с первой, было отсутствие предположения о том, что Республика способна в кратчайшие сроки создать боеспособную армию. Что характерно, вандейцы предпринимали те же попытки создания армии (за исключением Шаретта, но я всё больше убеждаюсь, что вот по отношению к нему Луи Блан ни фига не преувеличил, и его отряд временами имел ну просто исчезающие отличия с обычной разбойничьей бандой, выделяющейся разве что размерами), но тут сказался и недостаток финансов, оружия и боеприпасов, и отсутствие внятной общей идеи, и грызня между предводителями, тем не менее отдельные признаки регулярной армии у ККА прослеживались, однако этого было явно недостаточно, чтобы в итоге эффективно противостоять не Национальной Гвардии, а большим массивам регулярной армии, закалённой в боях, лучше вооружённой и снабжённой порохом - на стороне Республики были всё же гораздо большие ресурсы, даже если учитывать проблемы с селитрой. Вандейцам вон вообще приходилось просить пороха у англичан, которые предсказуемо нормально раскачались только к Киберону, когда было уже поздновато во всех смыслах - например, ККА нуже полтора года как не существовало, и погибла не абстрактная "армия" - а десятки тысяч людей, включая мирное население.
Это сейчас мы видим на примере национальных революций, что боеспособная революционная армия способна создаваться на энтузиазме и столичных ресурсах по щелчку пальцев, а у них такого опыта не было. Образчиком революционной модели для современников ВФР могли служить разве что Нидерландская война за освобождение и Английская революция, но даже там идеи облекались в религиозную оболочку, и сравнивать на полном серьёзе можем мы, историки будущего, а не отставной лейтенант пятого полка шеволежеров.

Из всего вышеизложенного, однако, не следует, что план Боншана был так уж хорош. Во-первых, он предусматривал отсутствие репрессий по отношению к мирному населению - по крайней мере, больших, чем обычно бывает в ходе военных действий. Совсем списать со счетов то, что маркиз полагал возможным бросить на том берегу Луары всё мирное население и увести боеспособное в Бретань, я не могу, и это не делает ему чести, но думаю, что адских колонн он не мог увидеть и в самом кошмарном сне, как и любой нормальный, психически здоровый человек, особенно если он не знаком ни с одной системой массового уничтожения населения (а во времена ВФР она появилась впервые благодаря гильотине, первому орудию, позволявшему поставить казни на поток, а террор - в порядок дня, что делает гильотину бабушкой газовых камер).
И уж тем более он не мог предположить, что среди военных и гражданских чинов Республики в Вандее окажется такое количество психопатов и садистов (ничем другим я не могу объяснить, например, Нуармутье, ибо ни один здоровый психически человек ни ради какой абстрактной мести не развернёт такой бесцельный и кровавый террор).
Помимо несколько другой, нежели у д'Эльбе, стороны веры в то, что они имеют дело с равными противниками, а не с людьми, считающими их чем-то вроде гангрены, Боншан, разумеется, прокололся на вере в эмигрантскую помощь и остатки Бретонской Ассоциации. Про помощь эмигрантов я промолчу, ибо никого я так не презираю, как трусов, в 14 году получавших незаслуженные награды вместо тех, кто проливал свою кровь в Вандее и Бретани, а что касается Бретонской Ассоциации, то она изначально была а) тайным обществом и б) предусматривала такие цели, которые вряд ли устроили бы многих предводителей ККА, в частности автономию Бретани. Ну и наконец самой жизнеспособной частью бывшей БА оказались мелкие дворяне, бодро влезшие в восстание наряду с предводителями из народа, и отличавшиеся от них гораздо меньше, чем вандейцы. Я очень с трудом представляю себе хотя бы кого-то из вандейских генералов-дворян, органично смотревшегося бы в образе крестьянина. Тальмон на этом бесславно спалился, что стоило ему жизни.
А вот Буагарди прекрасно сливался с крестьянской массой, что говорит только об одном - он от неё не так уж сильно отличался.
Как бы Боншан взаимодействовал с шуанами, которые, помимо того, что представляли собой совершенно другой тип военной организации, так и в огромном большинстве были людьми совершенно другого круга - я представить без смеха не могу. Для начала для общения с некоторым количеством предводителей ему бы понадобился переводчик, а лучше несколько - с бретонского, с его ваннского диалекта и с галло...
Ну и наконец. Почему Буагарди не могли поймать? Немалую часть Бретани представляет собой труднопроходимая местность, холмы, перелески, поля и множество мелких хуторков. В лесистых холмах, например, под Монконтуром, регулярная армия просто не сможет развернуться, Киберон тоже больше подходит для партизанщины даже сейчас, два с лишним века спустя. То, что Гош смог победить, объясняется идиотизмом эмигрантов, позволивших ему перекрыть единственный узкий выход с полуострова.

В итоге ни одна из двух стратегий не годится в дело.
Что бы сделал я? С позиции студента-историка 21 века - обратился бы к великим державам, не имеющим с Францией общих границ, но заинтересованных в ней, как в игроке на международной арене хотя бы как противовесе, хоть и уже хиленьком. могуществу Англии. В первую очередь это Россия. Катрин, конечно, могла бы пожабиться и войска не послать, но я бы не отказался от экспедиционного корпуса под командованием Суворова, благо восстание Костюшко будет только через год :-D
Но и ежу понятно, что это невероятно хороший расклад, который хорошо было бы подготавливать сильно заранее, а не в условиях спонтанного народного возмущения, перетекшего в гражданскую войну.
Сейчас можно философствовать как угодно и строить предположения. История не знает сослагательного наклонения, если это не компьютерная игра.
Ничего изменить нельзя вот уже 223 года как...


* Часто путают понятия ереси и схизмы. Первое - догматические различия в основных вопросах вероисповедания, второе - спор с действующей церковью по вопросам второстепенным, обычно обрядовым. Например, по отношению к православной церкви католики - еретики (изначально в том, что касалось filioque - добавление пусть даже одного смыслового слова к Символу Веры, считавшегося неизменным по итогу Вселенских Соборов, было уже нарушением догматов), а староверы - схизматики (изменения в Символ Веры вносились, но не смысловые, а только призванные уточнить в переводе изначальный греческий смысл, основные изменения касались обрядовой стороны).

@темы: в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе, my opinion, вандейское

22:12 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Кажется, наша учебка решила, что давно её не поминали, как филиал ада, и решила устроить мне расписание, достойное этого няшного заведения.
А ещё завтра две пары французского в продолжающей группе, я не знаю дз, я боюсь, что у меня днищный уровень, я истерю и жру.
Еда - это то, что в мире стабильно хорошо и утешительно.
А ещё завтра пара истории страны с Бовыкиным. Если я не окончательно облажаюсь и не сдохну на французским (ПЕРВАЯ ПАРА У ВЕЧЁРКИ, КАРЛ!!!), то у меня будет полтора часа смысла жизни и гедонирования. Он офигенный лектор всё-таки. И вообще препод классный, хотя все, кто узнаёт, что я иду к нему в дипломники, смотрят на меня, как на камикадзе.

Устал. Боюсь. Изнервничался. Не выспался. Периодически задумываюсь, зачем мне оно надо.
Когда-то я был маленьким и наивным шевалье, только открывшим Вандею и мечтавшим заниматься ей. Теперь я понимаю. что даже если я полностью отойду от этой эпохи, что-то навсегда останется со мной. Я могу забыть интересные события, личностей, битвы, процессы...
Но одна холодная, снежная зима навсегда останется с Анном д'Ивер.
Потому, что он в каком-то смысле явился оттуда - de l'hiver de 1794 AD.
И место в его сердце для Мориса д'Эльбе найдётся, как находилось гораздо дольше, чем можно вообразить.


Я всякий раз так подкрепляю себя, когда кажется, что готов сдаться, что все усилия напрасны.
Моя жизнь далеко не всегда - цель, стремление, желание. Когда совсем плохо, она - служение выбранному идеалу.
Просто соскрести себя с кровати и пойти вперёд. С пафосными заламываниями рук, пустыми обещаниями, истериками, выматыванием чужих нервов, за которое потом стыдно, селфхармом, постоянным тошнотворным рефреном "все, кто рядом с тобой, только из жалости, и даже д'Эльбе считает тебя грязным ничтожеством", постоянной невротической боязнью насмешки, оскорбления, презрения даже от самых близких.
Не рыдать, не показывать посторонним, что тебе плохо.
Ползти - или хотя бы лежать по направлению к цели.


Я люблю осень. И зиму тоже люблю. Это время умирания.
Мне никогда не заходила эстетика жизни. В четыре я доводил мать до истерики регулярным "я хочу на Небо", позже регулярно обдумывал свои похороны, в подростковом возрасте ходил во всём чёрном и с истерикой выбивал у матери право на серёжки-черепа.
Я боюсь много чего, но только не смерти. Я люблю кладбища. Там тихо. Вечный покой, не то что среди живых.
И профессию я, по сути, выбрал такую, чтобы иметь дело с мёртвыми.
Мне всегда казалось, что они добрее и сострадательнее живых. Кое-кто, плотно увлекавшийся посторонним, говорил мне, что покойникам обычно нет дела до нас.
Наверное, я исключение. Или просто их достал...
Облетают листья. Прекрасное время медленной смерти мира.

@темы: vita, в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе, гранит науки, о себе любимом

05:04 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Вообще я писал этот фик для Электры, потому что уже почти год обещаю ей написать что-то про Тинги.
А ещё это альтернативная версия реальности фика" Со дна души", где не было всего того трэша с Шареттом. Почему тогда эта реальность?
Потому, что там д'Эльбе бисексуален и дико этого стремается. И Шаретт всё это чувствует, что и даёт ему что-то вроде морального права лично для него гадствовать всласть.
Я послушал в своё время это объяснение и решил, что д'Эльбе нужно спасать. Нам срочно нужна было отрыть в Маргарите мудроженственность. А лучше - любовь к гей-порно в прямом эфире бесплатно и без смс.
А ещё у неё был очень подходящий брат, своей габенистостью отлично добавлявший ауры человека-дивана в штиродостовую дуальную пару.
И мы упоролись :facepalm3:
А потом мы вспомнили, что Тинги был священником. Правда, расстригли его в январе 1789, а Маргарита с д'Эльбе поженились всего парой месяцев раньше, но...Господи, это преканонное АУ на АУ, кого е...волнует? :-D
Короче:

Название: Последняя исповедь
Автор: Chevalier sans nomme
Пейринг и персонажи: Рене де Тинги, Морис д'Эльбе, упомниается Маргарита д'Эльбе/Морис д'Эльбе\Пьер д'Отрив наклон чёрточки всегда у меня зависит от раскладки, так вот - в пейринге д'Эльбе и Маргариты именно такую и тянет ставить :-D
Рейтинг: PG-13
Размер: 1471 слово
Тип: джен, упоминается гет и слэш
Жанры: hurt|cоmfort, ангст
Предупреждения: много рефлексии и упоминание группового секса
Описание: Рене де Тинги всегда считал, что священник из него вышел не особо, а с помощью страждущим душам и вовсе не ладилось. Однако он сделал последнюю попытку - уже не боясь говорить то, что считает и чувствует верным.

читать дальше

@темы: вандейское, в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе, твАрения, свсм упрлс

03:56 

"Перепутье", глава пятая

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Начало этой главы я написал больше полугода назад. Как раз до начала фокала д'Эльбе. Потом была ЗФБ, нервные срывы и непонимание того, что должно быть в середине.
Теперь я начинаю это понимать. Надеюсь, я всё-таки допишу. Это просто должно быть дописано - как надежда на то, что если ты не хочешь быть упырём - ты им не будешь.
Тлен, агнст, попытка нон-кона, упыристый в психологическом плане д'Эльбе (нет, к счастью, нон-кон пока не с его стороны). Во мне умер автор сквик-феста :facepalm3:


Глава пятая. "Добро пожаловать".

@темы: "Перепутье", в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе, вандейское, твАрения

23:07 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Дабы не тленить совсем, запощу фанкаст своей мечты. Даже кадр своей мечты. Вообще это Бёрн Горман в роли какого-то викторианского чувака (если у меня будет время не только на то, чтобы пахать, копаться в голове и страдать, я найду его и посмотрю), и кадр мной слегка отретуширован - подкрашены глаза и скрыты бакенбарды, цилиндр обрезан до двууголки.
Вот так выглядит д'Эльбе в моём представлении) Ох уж эти огромные глаза, это строгое лицо и тонкие губы...особенно глаза) И прядка волос)
:inlove:
Изображение - savepic.net — сервис хранения изображений

@темы: в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе, картинкофлуд

20:18 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Сижу и пишу письмо д'Эльбе. Надо ввести это в привычку.
Незачем загружать живых своими никчемными проблемками, а так я, по большей части, не загружу даже мёртвого. Буду ежедневно отчитываться ему о своём состоянии и о том, что ещё я сделал на пути прославления его имени.
В сущности, всё, что я делаю уже довольно долгое время - попытка заслужить его любовь. В каком угодно ключе, смысле и прочее - хоть какую-то.
И больше замкнутых пространств, разрисованных лифтов, борщевика и людей я боюсь только одного.
Что всё будет напрасно.

@темы: vita, в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе, тлень

URL
04:58 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Усиленно дочитываю историографию к докладу. Концепция общества согласно Руссо у меня так засела в голове, что вытеснила оттуда всё, включая - о горе мне! - даже слэш, даже по любимым пейрингам. Республиканская добродетель, что ты делаешь, ахахах, прекрати :-D

Добрался. наконец, до того, чтобы оформить кое-какие мысли, не связанные с докладом. Например, об одном явлении, которое чем дальше, тем больше пугает меня в фиках по любому фэндому. И суть которого является на данный момент, пожалуй, сильнейшим из моих сквиков.
Называется "любовь после изнасилования".
Я помню, что сам грешен сюжетом "Сломанного" (хотя даже там это не описывалось так). Но мне что-то страшновато думать, что вокруг меня ходят люди настолько же душевно покалеченные, насколько был тогда я. Потому, что у меня это шло от неверия в то, что со мной кто-то захочет остаться добровольно и любить меня, не будучи примотан ко мне железной цепью толщиной в руку.
Я уже сказал про "Сломанного", но суть явления немножко другая. Типичный сюжет выглядит, как усмирение типичным объектом мечтаний типичной истеричной стервозной дуры любого пола, которая на самом деле хочет, чтобы её изнасиловали, потом проходит стадию принятия и в финале плодит потомство насильнику, опционально варя борщи на кухне.
Причём раньше было смешно.
А потом мне довелось прочитать мнение о том самом фике, где Шаретт насилует д'Эльбе, дескать, надеюсь, что будет продолжение, где д'Эльбе проникнется и у них будет любовь.
И тут я пододвинул к себе тазик. И улетел вместе с ним покорять неизведанные пространства Плутона.
Любовь? Серьёзно? Вообще серьёзно, что кто-то может полюбить человека, который на протяжении всего действия тебя оскорбляет, потом вламывается ночью пьяный, избивает до полусмерти, издевается, насилует, и после этого наутро ещё и смеётся в лицо?
Нет. Сейчас я очень люблю этот фанфик - именно за то, что там очень подходящий под мои представления образ д'Эльбе - отстранённого от мира, в глубине души побаивающегося людей, но при этом гордого, способного на решительные поступки, и в конечном итоге не сломленного даже всем тем кошмаром, что с ним произошёл. Мой любимый момент в фике - когда он говорит Шаретту "я вас убью", причём Шаретту даже не по себе на секунду становится, хотя он пьян в дрова и ему море по колено.
И вот из этого всего - любовь? И д'Эльбе должен осознать...что? Что над ним издевались из любви?
В задницу такую любовь.
А продолжение мы с Электрой, кстати, придумывали. Только совсем другое. Про Нуармутье. Где Шаретт, опьянённый вседозволенностью и своей полной властью над д'Эльбе, угрожает отдать Маргариту своим подчинённым, если д'Эльбе не будет изображать страсть и любовь в постели с Шареттом. Обо всём этом чисто случайно узнаёт Маргарита (д'Эльбе умирает от стыда при одной мысли, что Маргарита что-то узнает и всё терпит - на страсть это похоже мало, но Шаретта устраивает и безвольное бревно), убивает Шаретта и увозит д'Эльбе, который уже сильно не в себе, куда подальше. Ещё и третья часть была, где она потихоньку приводит его в себя - и она, на мой вкус, самая классная :love: Потому, что любовь после изнасилования бывает. Правда, не с насильником. Вариант "с тем, кто сжёг насильника заживо" нравится мне куда больше.


Задался вопросом - а вот почему люди увлекаются историей? Причём не просто люди - а вот конкретно мои ровесницы, старшие школьницы и студентки?
И вижу, что у многих за "ах, красивая эпоха, ах, благородные рыцари" - всего лишь восхищение внешним блеском. Наполеон привлекает людей потому, что император, а власть - это сексуально. И никого не колышет, что он периодически вёл себя с людьми, как последняя дрянь (я читал про Бертье, и у меня волосы дыбом стояли). Ну ведь няшечка же и император!
Видел тут недавно прекрасное такое рассуждение - ах, как прекрасно выглядит польская шляхта! Прекрасные рыцари на белых конях, мчащиеся неотвратимо рубать бунтующую чернь. Жалеть чернь? Но ведь она всего лишь чернь...
Я сижу в своём маленьком уютном кругу гуманистов, а вылезаю - и волосы встают дыбом. Потому, что ещё недавно я думал, что мой любимый момент "Предателя" - разговор д'Эльбе и Тальмона - имеет слишком наивную и очевидную мораль, которую выразил ещё Карамзин в "Бедной Лизе" (хотя Лизу мне никогда не было особо жалко, она слишком уж нарочитая эмо).
Ан нет.
Причём случай-то не единичный. Встречал таких. Один такой "случай", весьма меня не любящий, как-то обвинил меня в том, что я зациклен на Идее и Электру туда же подсадил (что неправда, невиноватый я, она сама пришла! :-D И занялась Вандеей, чему я безумно рад - в конце концов, нам всегда есть что обсудить и по чему вместе протащиться).
В какой-то мере человек прав. Я действительно верю в Идею и несу её в мир.
Здесь я должен сделать признание - периодически я ненавижу людей. Настолько, что хоть Брейвиком становись.
И от состояния тотальной ненависти к человечеству меня спасают примеры людей, бескорыстно и по доброй воле, более того - с риском для жизни спасавших других людей, чьи жизни не стоили и ломаного гроша, которые были обречены без этой помощи.
Вот про Шиндлера многие знают. А кто знает про д'Эльбе?
На картине всё так красиво, что можно влюбляться в эти позы умирающих гладиаторов - а что в реальности?

После десятичасового сражения маленький невзрачный человек, командовавший повстанцами из Бопрео, на подгибающихся ногах брёл до ближайшего дома с одной мыслью - упасть и заснуть, даже не смыв с себя грязь, кровь и копоть, покрывавшие его с головы до ног. Всё тело ломило от многочасового движения - ему уже далеко не двадцать. Из всех мыслей - только "заснуть и проспать до следующего полудня".
И тут он слышит шум, крики. Может, снова напали республиканцы? Они с Кателино вдвоём командуют войсками, но Кателино - человек мирный, так что без д'Эльбе не обойтись.
У Сен-Пьера собралась толпа из нескольких сотен повстанцев, и у всех них в руках оружие - не огнестрельное, так хоть перекроенная коса. Страсти так и кипят - восставшие потеряли несколько сот людей, наверняка кто-то из них приходился некоторым из присутствующих друзьями или роднёй, да и вообще - они убили наших! Так почему мы должны помиловать этих пленников, которых отпусти - так они снова возьмутся за ружья и перестреляют нас? Расстрелять их! Пороха мало? Тогда повесить или утопить, как котят!
Шаркая ногами, д'Эльбе подошёл к краю площади. Он до смерти устал, республиканцы ему никто - да и не будет с их стороны никакой благодарности (один из них потом напишет мемуары, где охарактеризует д'Эльбе так, что Виктория по сравнению с ним д'Эльбе просто оду написала). Ради чего ему сейчас соваться под ружья - убьют ещё ненароком вместе с этими пленными, которые ещё и армию объедают...
Но он пошёл.
И стал их разубеждать, хотя голос у него был сорван ещё несколько часов назад, и приходилось напрягаться, чтобы хотя бы шептать.
И когда не осталось больше аргументов - пришлось напомнить, что нечего надеяться на милосердие Бога, если ты сам убиваешь беззащитных.
Помогло. Разошлись, мир, дружба, жвачка...
А д'Эльбе колотило, потому, что он стоял под прицелом сотни ружей. В бою обычно это как-то стирается, а тут ты - один против всех...


В этом не было никакого практического смысла, кроме милосердия.
И это даёт мне веру в то, что человечество - не пропащий вид. Что среди людей и мерзавцев попадаются Люди, достойные любви и восхищения.
Такова суть моей любви к истории, во многом - и к д'Эльбе.
Такова моя Идея.

@темы: nowadays, vita, в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе

21:36 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
А сегодня д'Эльбе родился)
Хочу много чего написать в дайр, но ни времени, ни сил катастрофически не хватает. Спал сегодня ЧАС - грёбаная бессонница, я уже Руссо к семинару прочёл, а всё никак заснуть не мог.
Зато родился д'Эльбе, мне позволили ещё две недельки потратить на курсач, а ещё Бовыкин обещал походатайствовать за меня при приёме на кафедру.
И всё бы хорошо, но долг по славянам, внезапно обнаружившийся в непосредственной близости от меня, несколько портит атмосферу.
Но это ладно. Сегодня просто родился д'Эльбе, и, вопреки всему, этот день не может быть плохим.

@темы: в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе, vita, gaudete!

07:58 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
А у меня тут стук со дна. Нет бы делом заняться - я продумываю сразу несколько вселенных. Например, Вандею с шестью вариантами пола. И ладно бы продумывал - но я же сорю этим в ноосферу! :facepalm3:


Название: Ошибки природы
Автор: Chevalier sans nomme
Пейринг и персонажи: альфа!Маргарита д'Отрив/омега!Морис д'Эльбе
Рейтинг: R
Размер: мини, 1802 слова
Тип: гет, омегаверс
Жанры: драма, романс, comfort
Предупреждения: упоминание нон-кона
Описание: Такие, как они, считаются ошибками природы, мудро соотносящей букву и пол. Но, возможно, и на долю ошибок природы может выпасть любовь и счастье?
Примечания: Вообще у всего этого есть альтернативная биология. Женщины-альфы могут забеременеть, но не оплодотворить. Мужчины-омеги могут и то, и другое. Инстинкт размножения, как правило, обеспечивается различием полов, различие букв обуславливает социальную нишу, но это тоже относится к инстинктам.
Женщина-альфа и мужчина-омега могут удовлетворить потребности друг друга и по полу, и по букве - это разные процессы. Подробности этого довольно физиологичны, для некоторых сквиковы и мне лень их дописывать в восьмом часу утра, поэтому в фике так и остался рейтинг R, но интересующиеся, буде такие объявятся, могут интересоваться в комментах)

читать дальше

@темы: свсм упрлс, твАрения, вандейское, в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе

00:10 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Я немного очнулся, расплевался с ЗФБ (НАКАНЕЦТА!!!!), зависаю в играх, рисую Буаси, похожего одновременно на Хиддлстона и на Лафайета.
А ещё я, устав перебирать чересчур брутальных кандидатов на роль д'Эльбе, прочу на него Бёрна Гормана:

Да, того самого, который сыграл майора Эдмунда Хьюлетта в "Повороте". Во втором сезоне он чуть не затмил для нас с Электрой всеобщего любимца Лафайета.

@темы: картинкофлуд, в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе, vita

01:34 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Внезапно понял, что мне дико доставляет прописывать персонажей, которые не умеют толком выражать собственные положительные чувства и стесняются их. Причём почти все мои любимые персонажи наделяются у меня этой особенностью (наверное, потому, что она есть и у меня - я просто не умею выражать чувства словами и дико стесняюсь делать это, из-за чего вечно чувствую себя не в своей тарелке, особенно - если кому-то нужна моя поддержка).
Но выражается эта особенность у всех персонажей в соответствии с их характером. Если брать для примера самых любимых, то д'Эльбе, например, замыкается в себе и молчит, как партизан, пытаясь косвенными намёками дать понять, что же он думает. Причём чувства негативные он может транслировать куда более прямо, вплоть до высказывания в лицо, если довести совсем до ручки. А вот положительные, особенно романтические, вводят его в тупик и красные щёки. Причём Маргарита поначалу была глуха к его полупрозрачным намёкам на чувства, переводам из Шиллера в подарок и прогулкам по саду с беседами о Вольтере. Думаю, в итоге Буаси ей ворчливо заметил, что д'Эльбе уже полгода по ней сохнет (сам Буаси, кстати, тоже немного стесняшка в этом плане, но у него по жизни характер довольно резкий и ворчливый, и без всякого стеснения его искреннее беспокойство выражается в словах "Эй, ты там ещё не сдох?"). Только тут Маргарита поняла, к чему были Шиллер и Вольтер)
У Буагарди тоже всё очень плохо, потому, что он вроде как весёлый и беспечный раздолбай без привязанностей, а тут - бац! - Жозефина. С которой его вечная схема действия с женщинами "валить и трахать ко взаимному удовольствию" казалась ему ущербной. Но ничего другого он не знает, у него всё ещё хуже, чем у д'Эльбе, у него в детстве с нежностями было туго, а книжек он особо не читал, положительные примеры разве что в подзорную трубу видел... Он не может облечь в слова то, что чувствует, не знает, как к ней подкатить, чтобы было духовно и чувственно... Был у меня даже сюжет, где он интересуется у моего альтер-эго, что дарить Жози. Альтер эго советует ему "Узнай её интересы и попытайся понять её личность". Буагарди не очень понял, что это за непонятные французские слова, но постарался) В итоге спёр ей рандомных книжек и кота мэра - толстого и пушистого :-D

@темы: Колдун и его колдунства, в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе, вандейское, о себе любимом, фаноны, шуанское

00:04 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
13 числа экзамен по ИСАА, и можно даже не сомневаться в том, что я делаю.
Правильно! Я пытаюсь разобраться во французских полках эпохи! :-D
Для меня стало диким открытием, что полков Дофина было как минимум два - кавалерийский и драгунский. Если что, драгуны, по крайней мере по изначальной мысли создателей, это отдельный род войск - пехота. едущая до места сражения на лошадях для пущей мобильности. В итоге, конечно, вышла фигня в жанре "ни рыба, ни мясо", но это другой разговор.
Я заглянул в послужной лист д'Эльбе - сначала саксонская гвардия. Варианты были вот такие:



К сожалению, не указан линейный полк, куда он потом перевёлся.
А дальше начались проблемы. Но, насколько я понял, и д'Эльбе, и Буаси служили именно в кавалерийских полках, что вообще логично, учитывая. что потом д'Эльбе беспрепятственно перевёлся в полк шеволежеров с повышением в звании (а это лёгкая кавалерия).
Кстати, если в словаре Фредерика Огри Буаси назван лейтенантом, то на генеанетах blonjacky и pierfit он капитан, а это принципиально для гордости д'Эльбе
Я предположил, что вот эта картинка подходит. Д'Эльбе служил в полку Дофина (нижний), Буаси - в полку Королевы (второй снизу), а в середине полк Ларошжаклена (хотя он поступил туда уже после смены формы)


Д'Эльбе вообще адски не везёт с формой - такой, чтобы она ему шла. Ну, с другой стороны тёмно-синяя лучше блевотно-жёлтой саксонской, в которой он смотрелся бы как труп.
А ещё, насколько я вижу. у саксонцев усы - часть форменного вида) Как представлю себе юного хрупкого Мориса, безнадёжно рассматривающего в зеркале едва пробившийся тёмный пушок - улетаю на седьмое небо от концентрации мимимимилоты :love::love:



Пока проверял данные про Буаси, наткнулся на вики-статью про отца Сюзанны де Буаси.
Нет, я видел всё, но...капер, Боже, КАПЕР! Кавалер креста Людовика, командующий эскадрой, участник Семилетней и войны за австрийское наследство......
Кстати, бретонец из Сен-Мало. Узок круг этих, что называется)
А ещё две его дочери вышли замуж за Жана Шарля Жюльена д'Андине (видимо, родича мемуариста Луи д'Андине) и за Жака д'Эскобло де Сурди (не родича ли Сапино-который-свидетель? Во всяком случае, родич Буаси по матери - собственно. её брат, как и писала Инна).
Вандейская коммуналка преподносит новые сюрпризы, что называется... Особенно радует то, что я почти понял статью на вики)
Кстати, у Жюльена де Бель-Иль был дом в Нанте, сохранившийся до сих пор. Причём совсем недалеко от герцогского замка. если таки доберёмся летом до Нанта - надо обязательно сходить и посмотреть. Туда скорее всего Буаси приезжал свататься :yes:


Меня не перестаёт умилять битва при Пон-Барре, где войсками роялистов командовал Отрив, а войсками республиканцев - его дядя.
Вот это я понимаю - семейные разборки! :-D

@темы: генеаложество, вандейское, в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе

17:02 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
222 годовщина смерти д'Эльбе. :candle2:
И ничего не скажешь, кроме как "вечная память". Надеюсь, что есть немного правды в словах "мы живы, пока жива память о нас" - в таком случае все мои старания действительно проходят не зря. Всё, что я делаю - не напрасно.
А ещё я всё-таки уселся переводить ещё порцию комикса - там как раз эпизод с "Отче наш". Одна эта сцена настолько наполняет смыслом существование д'Эльбе в этом мире, что каждый раз у меня сердце бьётся где-то в горле, когда я читаю упоминание о ней.
Нет, месье Морис, вы всё же живы. В моей памяти и...не буду дальше, слишком пафосно и слишком лично.

@темы: вандейское, в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе, sempiterna memoria

L'Éternité

главная