• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: sempiterna memoria (список заголовков)
05:46 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Есть у нас в универе, в холле Шуваловского, красная дощечка, где вешают портреты недавно умерших преподавателей. И ставят гвоздики в вазочку.
Я очень плохой человек. У меня есть небольшой списочек преподов, которых я мечтаю там увидеть. Совсем небольшой.
Но это очень странное чувство - видеть там преподавателя, которого ты знал. Искренне не любил, но не сказать, чтобы ненавидел.
Блин, Лекха же одногодка моей матери. Это дико крипово, я бы сказал.
Жалко моих вечерников, которые в массе пошли именно из-за неё на Россию 19- начала 20 вв. Они её искренне любили, восхищались, дипломы уже, думаю, начали с ней готовить. И тут - бац, и всё.

@темы: sempiterna memoria, гранит науки, vita

23:35 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Надо бы написать поздравления с прошедшим, а то за весь год в дневнике появилось только нечто бессвязное и очень личное (Электра долго отказывалась это читать, да :-D ). Я съездил в Питер, отметил НГ в компании Электры, питерского фандома и их двух котов, побродил по Михайловскому Дворцу, потанцевал на барной стойке, а теперь лежу в блаженно пустой квартире, аки Джабба Хатт, удовлетворенно булькаю, хаваю все, что есть в холодильнике и перечитываю "Орден Манускрипта". И отсыпаюсь за весь семестр.
Завтра к родителям, праздновать Рождество, послезавтра, надеюсь, мы с Электрой выберемся за котиком, а сегодня...
Сегодня, по традиции, день памяти, но все меньше - день скорби. Если я буду рассказывать все, что связано у меня с некоторыми событиями на Нуармутье в начале снежного и холодного января 1794, меня погладят по головке и положат под капельницы с амитриптилином пожизненно, но этого и не требуется. Кое-что - пишу, что-то разбалтываю полушутя, Электра знает все (и рассказывает мне свою часть - воистину успешен союз двух безумцев!). Но это - неважно.
Я надеюсь, месье Морис, что вы обретете покой.
Requiescat in pace :candle2:

@темы: vita, sempiterna memoria

17:02 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
222 годовщина смерти д'Эльбе. :candle2:
И ничего не скажешь, кроме как "вечная память". Надеюсь, что есть немного правды в словах "мы живы, пока жива память о нас" - в таком случае все мои старания действительно проходят не зря. Всё, что я делаю - не напрасно.
А ещё я всё-таки уселся переводить ещё порцию комикса - там как раз эпизод с "Отче наш". Одна эта сцена настолько наполняет смыслом существование д'Эльбе в этом мире, что каждый раз у меня сердце бьётся где-то в горле, когда я читаю упоминание о ней.
Нет, месье Морис, вы всё же живы. В моей памяти и...не буду дальше, слишком пафосно и слишком лично.

@темы: вандейское, в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе, sempiterna memoria

07:24 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Снова перевод из "Знамён Короля" в честь 222-ой годовщины битвы при Шоле. Часть из этого я уже переводил, часть - новое.
И да, я аплодирую тому, как Клебер постебался над удирающим Каррье :yes: И уже не первый год умиляюсь печальному, но трогательному зрелищу д'Эльбе на руках у Пьера Кателино. И умиляюсь тому, что д'Эльбе уступил место Боншану, раненому куда серьёзнее - то была их последняя встреча...

(225-226)

Утром 17 октября Клебер был информирован хозяйкой дома, где он остановился, что в сорок восемь часов Шоле будет атакован. Клебер немедленно сказал своим коллегам быть настороже и готовиться "идти прямо на врага". Марсо и другие генералы утвердили его план, но малодушный Лешель и другие комиссары, за исключением Мерлена из Тионвилля, были против. Лешель, между прочим, не принимал участия в последующем сражении и оказался на поле битвы лишь тогда, когда всё было кончено. Безвестный тогда Каррье, который был одним из комиссаров, позже стал известным благодаря убийствам и утоплениям тысяч безвинных жителей Нанта, сбежал при первых звуках выстрелов.* Тионвилль, с другой стороны, несмотря на то, что был гражданским, принимал активное участие в сражении и проявил отвагу.
Два часа спустя события оправдали предосторожности Клебера. На рассвете вандейская армия в приподнятом боевом духе и с новым вооружением отправилась от Бопрео к Шоле.
Вандейскими отрядами командовали основные лидеры - генералиссимус д'Эльбе, Боншан, Ларошжаклен, Мариньи, Стоффле и Руаран. Только Шаретт, увлечённый своей полунезависимой войной, и Лескюр, вышедший из строя по причине ранения, отсутствовали. Принц Тальмон, вопреки приказу, уже пересёк Луару, чтобы поддержать (совершенно несвоевременно) Отишана, которого он открыто называл не заслуживающим доверия.
Последующие подсчёты касательно этой решающей битвы составлялись в разных источниках. Все они различаются в деталях, даже в том, сколько отрядов присутствовало с каждой стороны. Подсчёты ДЖ. Вальтера (40 тыс. вандейцев против 28 тыс. республиканцев) несколько преувеличены. Силы были более или менее равны, и армии в совокупности насчитывали около 45 тыс. человек.
К середине дня 17 октября вандейцы столкнулись с передовыми отрядами республиканцев. Мушкетные огни грянули по всей линии, "ужасающие и поражающие, словно десять тысяч барабанов, застучавших в единый миг", как писал Буйе де Сен-Андре.
Клебер и Марсо держали свои позиции против вандейцев в центре, несмотря на отступление генерала Миллера, который, видя ужасающую борьбу, развернулся и в беспорядке отступил в Шоле. Таким бешеным был натиск крестьян, что, проложив себе дорогу сквозь ряды майнцев, они проникали в город, захватывали республиканскую артиллерию и направляли её против "синих". Клебер, однако, ещё имел 10-й майнцский батальон в резерве. Согласно свидетельству Пуарье де Бове, тогда батальон выдвинулся в парадном строю, с повязками на головах, под бой барабанов и пение Марсельезы. Вандейцы отступили, бросив захваченные орудия, но чуть позже снова пошли в атаку. Битва продолжилась в ночи. В темноте республиканский генерал Аксо провёл блестящий маневр, атаковав фланг вандейцев. Вандейская армия в этот момент сконцентрировалась на небольшом пространстве, и это был момент, которого дожидался Марсо , который ещё сохранил свою артиллерию. Его тщательно замаскированные пушки в этот момент открыли огонь по сбившейся в кучу крестьянской армии, скопившейся возле оврага Ла Майошер. Результат оказался гибельным. Те, кто не были убиты картечью, оказались сметены кавалеристами Бопюи. Общий криг поднялся среди крестьян: "К Луаре, к Луаре!"
В битве д'Эльбе был ранен в грудь, а Боншан смертельно ранен в живот картечью. Оба генерала были незамедлительно вынесены в тыл: Боншан - на наспех смастерённых носилках, в то время как д'Эльбе, словно ребёнка, вывез на руках верховой офицер в сопровождении двух солдат.** "В свете горящих деревьев" - пишет Пуарье де Бовэ - "вся армия наблюдала за этой трагической сценой. Вид двух предводителей, смертельно раненых, подавлял наших солдат, они потеряли весь запал, что до сих пор сохранялся в них. Источник, подпитывавший их храбрость был сломан и они, растерянные и неспособные к дальнейшим действиям, покинули поле боя"
Ларошжаклен, оставшись с горсткой солдат, скомандовал отступление. Клебер не преследовал его.
"Так закончился этот кровавый и памятный день, - писал Клебер. - Враг потерял 12 пушек, по большей части 12-го калибра. Никогда прежде они не оказывали такого сопротивления, и никогда ими не командовали так хорошо, но в то же время с такими трагическими результатами. Восставшие сражались, словно тигры, наши солдаты - словно львы...только в моей дивизии я потерял четырнадцать полевых офицеров и членов штаба и всех моих соратников из майнцской армии".
Д'Эльбе был отнесён в Бопрео и размещён в доме мадам де Боннэ (Bonnay), дамы-роялистки, которая окружила его своей заботой. В девять вечера Боншана принесли туда же. Дом, однако, был слишком мал для того, чтобы приютить обоих генералов, и д'Эльбе, который выглядел раненым менее серьёзно, был перевезён в телеге, запряжённой волами, на соседнюю ферму, в сопровождении Пуарье де Бовэ. В своих мемуарах де Бовэ рассказывает нам, как он спросил генералиссимуса, будут ли у него какие-либо распоряжения. "Д'Эльбе ответил: "Ах, мой друг, в моём состоянии это выше моих возможностей".
"Должны ли мы оборонять Бопрео?" - спросил я.
"Что вы ещё можете сделать?" - ответил д'Эльбе, - "я не знаю ничего лучше, что вы бы могли."



*Говорят, что Клебер, бывший свидетелем его трусости, крикнул своим гренадерам: "Пропустите гражданина комиссара, он будет убивать после победы".
** Этим офицером был Пьер Кателино, младший брат первого генералиссимуса.

@темы: sempiterna memoria, переводы, вандейское, в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе

01:44 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Сегодня у нас 221 годовщина гибели Анри - а шевалье с трудом верится, что уже сегодня вечером он окажется в считанных километрах от места его смерти. Шевалье - беспардонный хвастун, но он таки улетает в Вандею, и почти до конца каникул он в онлайне будет набегами. Разумеется, потом будет куча фоточек :yes:
Всем удачи!

@темы: ангелоподобная личность, with my friend along the road, vita, sempiterna memoria

16:34 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Весь ВФР-фэндом традиционно облекается в траур в термидоре. Шевалье оригинал и облачается в него в нивозе.
Впрочем, год от года траур выходит какой-то...не траурный. То ли АУ-фанфики окончательно перебили реальность, то ли наступающее Рождество не даёт загрустить, то ли..
То ли я просто верю, что уже двести двадцать один год как месье Морису больше не больно. Не страшно. Не тяжело. Уже двести двадцать один год он в куда лучшем мире, чем этот.
Requiescat in pace :candle2:

@темы: вандейское, в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе, sempiterna memoria

03:01 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Лазила по сайту вакансий для репетиторов...кто-то в Истре хочет научить ребёнка играть на арфе. Сразу ассоциация...
Да, сегодня день смерти Боншана, и единственный позитивный момент в этом - он недолго мучился.
Requiescat in pace, M. de Bonchamp...:candle2:

@темы: sempiterna memoria, вандейское

23:57 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Успела)))
А сегодня у нас очередная дата. 210 лет со дня казни Жоржа Кадудаля.
портрет няши
Десять лет контрреволюционной деятельности - это вам не баран чихнул, но сколько верёвочке не виться... Наполеон, между прочим, предлагал Кадудалю перейти на сторону Зла, но был послан. Несмотря на это, многие думали, что Жоржа всё равно помилуют, в том числе и приговорённые с ним к казни роялисты. И тогда он первым взошёл на эшафот.
Здесь должна была быть гравюра эпохи с казнью, но мне попалась другая картинка (кажется, марка) и она показалась мне более няшной:

Вечная память...

P.S. Стих изначально пытался сочиняться от лица доброго парижского обывателя, но я не выдерживала должный уровень мещанистости. С POV Кадудаля дело пошло на лад - разве что я извиняюсь перед поклонниками Напа за излишнюю историчность. Сдаётся мне, Кадудаль про императора так и говорил. При дамах. В их отсутствие он выражался ещё нелицеприятнее :-D
ficbook.net/readfic/2114403

@темы: sempiterna memoria, вандейское, наполеонщина, твАрения, шуанское

00:00 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Почти весь день Ню проспала, как сурок, ибо ночью её покусала муза, и Ню, как проклятая, ударно строчила продолжение средиземского фанфика. Поспала пару часов, посмотрела парад и снова заснула.
А салюта в Солнцево нынче не было((( Зря я ходила туда-сюда, стирая ноги неудобными мокасинами (впрочем, у меня талант - стирать ноги даже тапочками). У нас зато был, и с пригорка в Солнцево я смотрела салют, который был в трёх минутах прогулочным шагом от дома...

Всех с проходящим праздником! Как бы не изощрялись паблики в контакте по поводу того, что скоро окончательно все забудут, что празднуем - нет. Никогда. Ни за что.
Не для того я по крупицам собирала информацию о своей семье - о прадеде, в 46 году пришедшем с войны и умершем от рака. О двоюродном деде, в 17 лет сбежавшем на фронт. О другом двоюродном деде, суворовцем-барабанщиком участвовавшем в Том Самом Параде.
Не для того я всё детство слушала рассказы бабушки, пятилетним ребёнком пережившей оккупацию. Не в последнюю очередь они привили мне понимание того, насколько же страшна такая обыкновенная вещь, как война.
И ни крупицы этой памяти я не уроню в Лету. Как бы пафосно и затасканно не звучали мои слова.

@темы: sempiterna memoria, о себе любимом, gaudete!

00:19 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Мрачная дата...
220 лет назад, 6 января 1794 года был расстрелян Морис-Жозеф-Луи Гиго д'Эльбе.
В источниках и историографии встречаются диаметрально противоположные оценки его личности и деятельности как генералиссимуса Королевской Католической Армии. Сейчас я не буду много говорить об этом.
Потому, что для меня этот человек - святой. И пример для подражания на долгие и долгие годы. Потому что мне - слабо. Слабо отпустить пленных под честное слово. Слабо - противопоставить праведному, в общем-то, гневу - молитву. Мне слабо вести себя с таким достоинством, чтобы вражеский генерал в своих мемуарах восхищался мной.
Это, так сказать, моё ИМХО. Я предполагаю, что большинство мою точку зрения не разделяет, но, в любом случае - вечная память Вам, месье д'Эльбе...

@темы: в белом венчике из роз впереди идёт д'Эльбе, sempiterna memoria, вандейское

23:08 

- Allons enfants de la Patrie, Le jour de gloire est arrivé ! - Мы посидим.(с)
Нынче аж три даты. День рождения приятельницы (собрата по фэндому Средиземья). День рождения препода по латыни.

А ещё ровно двести двадцать лет назад, 23 декабря 1793 года (3 нивоза II года Республики), была окончательно разбита Королевская католическая армия.
И вообще, я вступаю в ряд мучительных лично для меня "юбилеев". 6 января - расстрел д'Эльбе. 26 - расстрел Маргариты, его жены, 28 - смерть Ларошжаклена. В этой перспективе не радует даже Рождество.

@настроение: предпечальное

@темы: sempiterna memoria, вандейское, gaudete!

L'Éternité

главная